Изначально на месте Исаакиевского собора стояла деревянная церковь. В ней венчался Петр I со своей второй женой. Потом постройку снесли и поставили на ее месте каменный собор, который перестроили во второй половине XVIII века. Но императору Александру I не понравился слишком скромный вид. Четвертой версией стала работа Огюста Монферрана. Величественное здание украсил купол, позолоченный 100 килограммами червонного золота. Когда-то он вмещал 7 000 человек, сейчас 12 000. На фасаде собора установлены 112 гранитных колонн. Ну а теперь несколько самых интересных легенд о Исаакиевском соборе:

Сбывшееся пророчество

Когда Монферран преступил к постройке собора, он был уже четвертым архитектором, кто его проектировал. Новый собор заложили в 1819 году, но проект Монферрану пришлось дорабатывать еще шесть лет. Строительство же затянулось на сорок лет, что породило слухи о неком предсказании, которое архитектор получил от ясновидца Якобы. Колдун напророчил ему, что он умрет, как только достроит собор. И действительно, спустя месяц после церемонии освящения собора архитектор умер.
Еще одна легенда гласит, что Александр II заметил, среди скульптур святых, самого Монферрана держащим голову прямо. Отметив про себя гордыню архитектора, император якобы не подал ему руки и не поблагодарил за работу, отчего тот расстроился, слег и умер. На самом же деле Монферран умер от острого приступа ревматизма, случившегося после перенесенного воспаления легких. Он завещал похоронить себя в Исаакиевском соборе, но император не дал на это согласия. Вдова Монферрана увезла тело зодчего в Париж, где он и был похоронен на Монмартрском кладбище.

Залог силы Романовых

Невероятно затянувшееся строительство собора не могло не породить массу домыслов и слухов, всем казалось, что в этом долгострое есть что-то таинственное. Заложенный в 1819 году собор завершили только в 1858, но и после освящения храм постоянно нуждался в ремонте и доработке, строительные леса еще долгие годы стояли неразобранными.
В итого родилась легенда о том. что пока стоят леса - правит и династия Романовых. Сходилось и то, что средства на все доделки выделяла царская казна. Окончательно леса с Исаакиевского собора впервые сняли в 1916 году, незадолго до отречения от российского престола императора Николая II в марте 1917 года.

Собор уходит

Невероятная тяжесть собора поражала воображение современников не меньше, чем поражает нас сегодня. Исаакиевский собор - самое тяжелое здание в Петербурге. Много раз ему пророчили обрушение, но несмотря ни на что он держится до сих пор. Одна из городских легенд гласит, что известный шутник как-то ночью переоделся в мундир адъютанта и объехал всех ведущих столичных архитекторов с приказанием «наутро явиться во дворец ввиду того, что провалился Исаакиевский собор». Несложно представить, какую панику вызвало это извещение. Впрочем, легенда о том, что Исаакиевский собор постепенно и незаметно оседает под тяжестью собственного веса, жива до сих пор.

Храм на экспорт

Еще один странный слух о соборе появился уже в 1930-х годах, когда Советский союз охватил голод. При этом, экспорт хлеба на запад увеличивался, и начали поговаривать, что страна продает за границу не только продукты, но и музейные ценности: картины, иконы, антиквариат.
В Ленинграде распространился слух, что восхитившиеся красотой Исаакиевского собора американцы выразили готовность выкупить здание, напомнившее им, Капитолий. Для этого его якобы должны были разобрать и по частям на судах переправить в США. а там собрать заново. В качестве платы американцы, как гласит легенда, обещали заасфальтировать все булыжные мостовые Ленинграда, которых в то время было немало. Разумеется, на официальном уровне о такой сделке не могло быть и речи.
Задание
На сегодняшний день вокруг Исаакиевского собора в радиусе 100 метров находятся более 10-ти отелей самой разной величины. Отправляйтесь к тому, название которого созвучно с одной из самых неточных из всех наук.
P.S.
Стикер будет на столбе у самого главного (парадного) угла здания.
Мы очень хотим чтобы каждая история открывала для вас что-то новое!
Made on
Tilda